Последний атаман казачей вольницы (ч-2)

Последний атаман казачей вольницы (ч-2)

Убили коня и под Ванькой Чемпилем. Казакам удалось уйти благодаря заводным лошадям и надвигающейся ночи. Отстреливаясь, уходили они в сторону хуторов Медведев и Пронина. На последнем взяли сани, в которые уложили Филиппа Корнеевича.

В отряде некоторые казаки стали приходить к мнению о бессмысленности сражения с мощнейшей государственной машиной и собственным народом и вынашивали мысль скрыться в других краях или, на худой конец, сдаться на милость властей.

Трагедия борьбы за былое казачество подходила к своему логическому концу. По-следний бой и ранение Филиппа Лысова ускорили эту развязку.

Куликов, заподозрив скрытую измену, принял решение покинуть "повстанцев" и своего раненного вожака. На одном из привалов он повёл поить своего коня и больше не вернулся на стан.

Кавалькада верховых, окружив возок, продолжила свой путь в сторону Котельниково и, перейдя по льду замёрзший Дон, сделала остановку. И тут самый старший в отряде, Адриан Кривов, из карабина добил в санях раненого Фильку Лысова. Все словно онемели, а затем в молчании в снегу лихорадочно разгребли прикладами и шашками яму, уложили туда остывающее тело своего "атамана". Той же морозной ночью, совершив обратный конный пробег, бывшие повстанцы вернулись в свои хутора и разошлись по домам. Поутру сдались местной власти.

Комбед не сразу поверил, что с Ф.Лысовым покончено. Пришлось в подтверждение сказанному вновь выехать на то место, показать и раскопать могилу.

Так было покончено с последним борцом за казачью волю. Ивана и других участников отряда Лысова осудили на различные тюремные сроки.

Свой срок Аденинсков Иван отбывал не где-нибудь, а на знаменитых Соловках, где он успел застать последних монахов Соловецкого монастыря, Видел и мощи Зосимы и Савватия - основателей монастыря… 

Мне тоже есть что добавить о Филиппе Лысове. Собранных о нём эпизодов предостаточно, но не буду подробно это описывать по чисто этическим соображениям. Уж слижком много на территории Новоцимлянского сельского поселения живёт родственников вожака "повстанцев", и неизвестно, как они к этому отнесутся, понравится им это или нет. Им эта тема малоприятна. Об этом говорит тот факт, что фотографию Филиппа Лысова мне предоставил вовсе не его родственник. 

Можно по-всякому оценивать прочитанное в книге Михаила Луночкина. С одной стороны, Филька Лысов - бандит, проливший немало крови и принесший немало горя и бед своим землякам, круто изменив их жизнь - косвенно или напрямую, а также и жизнь их потомков.

С другой стороны, Филипп Лысов - он что, родился таким или уже при рождении был запрограммирован теми силами, которые зовутся силами Зла?

А советская власть - она что, безгрешна по отношению к своему народу? 

- Грабь награбленное - лозунг большевиков - это не пустые слова. Ладно, грабили бы тех, кого звали кровососами и мироедами - было бы за что. Но, в действительности, в основном грабили того, кого легче было грабить - собственный народ, ну прямо как сейчас, только сейчас народ грабят и бандиты-монополисты, и государство, которое потакает им и закрывает глаза на их мелкие "шалости".

Кущёвка, Гусь-Хрустальный, события на Манежной площади в Москве, в Питере, Ростове-на-Дону должны открыть глаза нашей власти - с народом так поступать нельзя. Вернись то время в нашу действительность - неизвестно, сколько было бы новых Филек.

Ну не верю, что Филипп Лысов возомнил себя Стенькой Разиным или Емельяном Пугачёвым. Он был неглуп и понимал, что его борьба за казачью вольницу обречена на гибель и его, и его отряда, но ценой своей жизни и жизни своих "повстанцев" он выразил протест той власти, которая, по его мнению, грабила и обрекала на гибель русский народ.

В 1989 году на свадьбе в хуторе Нижнем Гнутове меня и моего старшего брата судьба волею случая свела с Иваном Трефильевичем Аденинсковым. Высокий, крепкий старик (ему тогда уже было за 80) умел и слушать, и рассказывать. Во дворе своего дома за столом, после нескольких рюмок, разговор сам по себе перешел в русло воспоминаний о его молодости, о Филькином отряде "повстанцев". Набравшись духу, в один из моментов (почти как в фильме В.Шукшина "Калина красная" о принадлежности тестя Егора к Деникину) я задал вопрос, что называется - прямо в лоб:

- Слышь, дед Иван, а ты сам, по случаю, в банде Фильки Лысова не был? Ответ был утвердительным. Очень многое, что он тогда рассказывал, соответствует тому, что описано в книге М.Луночкина.

Не упомянул он только то, что на его руках не была кровь убитого комсомольца - да я бы и не поверил.

За убитого комсомольца - и десять лет Соловков? Неслыханная щедрость и гуманность от советской власти.

Только сейчас понял, что тогда Ивану Чемпелю на закате жизни пришла неотвратимая потребность после долгого молчания выговориться, очистить душу и совесть в раскаянии за ошибки молодости и тот нелепый случай, что свёл его с "повстанцами". Через несколько лет Ивана Трефильевича не стало.

Сейчас в хуторе Нижнем Гнутове живут его дети: дочь Ольга Ивановна и сын Владимир Иванович - хуторской казачий атаман. Очень хорошо их знаю и при встрече - общаюсь.

А.КОНСТАНТИНОВ



Обнаружили ошибку или мёртвую ссылку?

Выделите проблемный фрагмент мышкой и нажмите CTRL+ENTER.
В появившемся окне опишите проблему и отправьте уведомление Администрации ресурса.

Добавить Комментарии (0)
Добавить комментарий


Рейтинг@Mail.ru

-- Яндекс.Метрика
Меню
menu